Психологические аспекты усыновления

Про тайну
Депривация: как меняется личность ребенка, лишенного семьи
Записки для любящих родителей. Советы детского психотерапевта
Адаптация ребёнка в новой семье
Как лучше организовать первую встречу с ребёнком?
Подготовка ребёнка к жизни в новой семье
Поиск и выбор своего ребёнка
 

Про тайну

Просто посыпались тяжелые ситуации с подростками с тайной усыновления. И, конечно, там всегда не только в тайне дело. Но со всем остальным можно работать. А с проблемами, вызванными тайной – ничего не сделаешь. Открывать ее в этом возрасте, да еще на фоне конфликтов и кризиса в отношениях – рискованный ход с непредсказуемыми последствиями.

Как же всем начинающим приемным родителям хочется сказать: пожалуйста, я вас очень прошу, не делайте этого!

Не обрекайте себя и своего ребенка на этот кошмар, когда его корежит изнутри от того, что вы даже не можете назвать ему словами, не можете его про это пожалеть, не можете отправить его про это поработать с психологом, потому что этого как будто нет. Тайна.

И когда ваш любимый ребенок в отчаянии повторяет по глупому поводу, из-за задачки или ссоры с компанией приятелей: «У меня нет шансов, со мной все всегда будет плохо, мне нет места в жизни», – вы вынуждены говорить в ответ ничего не дающие благоглупости. Когда он злится на вас, сам не зная почему, а вы объяснить не можете. Когда он делает словно назло все, чтобы показать: он не ваш, он чужой, чтобы наконец вы произнесли это вслух, а вам так хочется, если честно…

Очень часто говорят о том, что тайна – это ложь ребенку, которую он не простит, что это бомба, которая может взорваться в самый неподходящий момент.

Все это так.

Но для меня самое ужасное в тайне то, что это чулан, в который ребенка запирают с его болью – одного. Отдают ей на растерзание. А сами родители стоят за дверью и повторяют про «мы тебя любим» и «надо просто постараться».

Это, конечно, касается не только усыновленных детей.

Любая пережитая ребенком боль, травма, потеря не должна быть запрещена к обсуждению, явно или неявно. Все эти «не надо его расстраивать, пусть скорее забудет, мы его бережем от этих разговоров» есть просто оставление без помощи, по малодушию ли, по незнанию, по традиции, по собственной неспособности выдерживать чувства.

Пожалуйста, не делайте так.

Он не забудет, ваша любовь и забота сами по себе не отменят того, что уже было. Травма может накрывать через годы, особенно если имела место в самые ранние, до сознательные, до словесных месяцев жизни. Спусковым крючком могут стать разлука, ссора с близкими, чье-то отвержение, какая-то неудача. И накрывшие депрессия, отчаяние, ярость или бессилие будут совсем вроде бы неадекватны поводу.

Вы же не стали бы скрывать от ребенка, что у него диабет или астма, рискуя его жизнью? С ними можно жить и быть счастливым, нужно просто уметь позаботиться о себе в некоторых ситуациях.

Пожалейте детей.

Они имеют право плакать в ваших объятиях обо всем, что с ними случилось. Они имеют право знать имя той боли, которая внутри, потому что только это дает шанс с ней справиться.

Не знаю, как еще сказать, чтобы поверили. Многие до сих пор уверены, что «так ему будет лучше».

Источник: Психолог, специалист по семейному устройству Людмила Петрановская
ludmilapsyholog.livejournal.com

 

Депривация: как меняется личность ребенка, лишенного семьи

В результате психической депривации у сирот интенсивно формируются принципиально иные, «неличностные» механизмы, позволяющие им приспособиться к жизни в детском доме и тем самым заменяющие им личность. Если ребенок пробыл в сиротском учреждении достаточно долго, эти изменения необратимы.

Депривация – психическое состояние, возникшее в результате неудовлетворения основных психических потребностей.

Портал Miloserdie.ru предлагает простую и понятную инфографику, демонстрирующую различия между нормальным развитием ребенка и становлением личности в условиях депривации.

Общение

1 obshenie

Интеллект

2 intelect

Мотивация

3 motivacia

Воля

4 vola

Восприятие времени

5 vrema

Восприятие самого себя

6 sam


Источник: Miloserdie.ru

 

Записки для любящих родителей. Советы детского психотерапевта

Любимые и дорогие родители, позвольте представить вам маленькие тезисы — наброски наших размышлений для так необходимой внутренней работы над собой в то время, когда вы думаете о принятии в семью ребенка и выстраивании отношений с ним.

Всегда важно помнить, что дети к нам приходят для того, чтобы мы поделились с ними своим опытом, переживаниями, чувствами. Чтобы подарили им крылья — для полета и свободы, и корни — для того, чтобы верить в себя и окружающих и найти себе место в жизни.

И поэтому они готовы смотреть на нас широко раскрытыми глазами и воспринимать все, что мы говорим и делаем, воспринимать тонко, чувственно и очень внимательно. У них есть своя боль, свои особенности и огромное желание получить любовь.

Можно обстоятельно подумать о том, что влияет на личность, развитие характера и формирование личности ребенка и нас самих. Это множество факторов, которые нас окружают. Это то, что подарено нам природой и предками (наш внешний вид, таланты, эмоциональные реакции, особенности гибкости мышления, здоровье, способ получения и обработки информации); это то, что нам дают семьи и люди, которые нас окружают, это наш самостоятельный опыт, который мы получаем каждый день, сталкиваясь с действительностью. Это наш мир, неповторимый и развивающийся – политический и экономический строй, при котором мы живем; эпоха, которая дарит нам среду, местность, которую мы так любим, культуру, к которой хотим принадлежать, знания, которые мы получаем. Большое значение имеют социальные институты, в которых мы проводим большую часть своей жизни. Важными являются наши ценности, Вера, любовь и представления о мире.

Попробуйте оценить важность каждого аспекта и подумайте о том, КАК мы каждый день знакомим ребенка с миром, ЧТО мы ему сообщаем об этом мире. Попробуйте посмотреть на окружающее глазами ребенка или детей, которые живут рядом с вами. Мы передаем им свой опыт каждый день, минуту, секунду, час. Во всем: во взгляде, в движениях рук, в словах, в отношениях. Ни одно движение не остается незамеченным, и ребенок становится немного похож на нас.

Понаблюдайте за собой — какие ваши основные индивидуальные качества, какие из них сильные, а какие — не очень, и подумайте, а знает ли ребенок о них. В чем ваша индивидуальность, и как вы ее показываете миру, ребенку, близким? Как вы доносите свои мысли и идеи и как радуетесь, когда у вас что-то получается, и как расстраиваетесь, если что-то не вышло? Какие словечки и жесты вы используете, и где живет ваше «внутреннее солнце», которое является источником ресурса не только для вас? Подумали? Вот и получился ваш личный портрет. Теперь надо так же подумать про своего ребенка и постараться осознать, в чем его личная индивидуальность, в чем его личное чудо, и какое место он занимает в вашей семье. Ведь у каждого есть свои роли и «изюминки». Можно понаблюдать за ребенком и назвать десять характеристик, которые характерны только для него. И тогда у ребенка появится маленькая роль, которая важна для него и для вас, для понимания его реальных возможностей. Эта роль в течение жизни меняется и открывает для ребенка все больше и больше возможностей.

Вернемся к себе. Очень важно также обратить внимание на свои способы (иначе говоря, стратегии) достижения целей. Важно то, как мы ставим цели и какими способами их достигаем, как относимся к результату и какое получаем удовлетворение. Ребенок смотрит на нас и чаще всего берет наши способы достижения желаемого. И, по закону психологии, он чаще берет те стратегии, которые облегчают жизнь и дарят позитивные эмоции.

Вторым важным аспектом является то, какие эмоции мы сами чаще всего выражаем по отношению к людям, миру, себе. Демонстрируя те или иные эмоции, мы формируем отношение нашего ребенка к другим детям, взрослым, окружающей реальности.

Существует несколько видов представлений о себе и о мире, о позициях, которые мы в нем демонстрируем:

«Я в порядке, и мир в порядке». Самая гармоничная позиция, к которой надо стремиться. Она дает уверенность в себе, место в жизни, четкие цели и почву для постоянного развития. И даже если что-то случается, это интересно, но не разрушительно. Вспомним высказывание о том, что все, что не разрушает, делает нас сильнее.

«Я в порядке, остальные не в порядке». Есть два варианта такого видения:

  • я круче всех и сам всегда знаю, что делать. Логичное последствие — высокомерие по отношению к окружающим, которое всегда приносит негативные последствия.
  • я в порядке, но ко мне незаслуженно относятся. Это ведет к тому, что человек начинает жить в своем мире и не пускает туда окружающих.

«Я не в порядке, мир в порядке». Это уязвимое положение, которое не позволяет сформировать адекватную самооценку и веру в себя. Мир всегда сильнее, и я в нем песчинка... Но будем помнить о том, что именно песчинки может не хватить для закладки фундамента большого дома.

Мы говорили о том, что, коль скоро мы передаем ощущения мира ребенку, и он перенимает наши привычки, то важно оглянуться и посмотреть на себя: как мы делим пространство, получаем информацию, строим отношения с людьми, близкими и не очень, формируем свои границы, знакомимся и расстаемся.

Все это можно перенести на отношения детей в игре и деле.

Вопрос агрессии детей, особенно по отношению к другим, один из самых актуальных. Эту агрессию важно анализировать тогда, когда ребенок:

  1. не понимает или у него нет информации о том, что от него требуется в данной ситуации;
  2. не имеет четких правил, не осознает последствий своих поступков;
  3. не обладает сформированными границами, и нет места, где бы он как личность был бы признан;
  4. не имеет роли, он плохо понимает, как к нему относятся окружающие;
  5. мало знает про себя позитивного, и ему надо постоянно привлекать к себе внимание любым способом;
  6. чувствует, что его эмоции не учитываются взрослым, мало реального глубокого контакта – есть лишь уход и обеспечение комфортных условий.

Хочется сказать еще о том, что важно доносить информацию и принимать меры действенно, сердцем понимая, чего точно хочется. Например, если два ребенка очень сильно кричат и спорят, то очень важно, с какой эмоцией и какими мыслями внутри взрослый подходит к ним, чтобы разобраться и прекратить их спор. Важно собраться и решить для себя, что ЭТОТ МОМЕНТ очень важен и ВЫ действительно хотите это прекратить, их выслушать и разобраться. Тогда у вас в душе и сердце будет много энергии — а это то, чего не хватает детям в данный момент. Если мы в душе устали и нас не сильно интересует, что происходит, и главная наша задача, чтобы было тихо, то вряд ли дети успокоятся надолго. Энергии нет и у вас, и у них, и они будут ее пытаться добыть.

Дорогие взрослые, верьте в себя и знайте, чего вам хочется для ребенка. Тогда дети будут на вашей стороне, стороне совместных действий.

В завершение — несколько действительно важных вещей, может, уже кому-то известных.

Нельзя резко и часто отрывать детей от того занятия, которым они увлечены. Надо стараться дать им время завершить его или завершить вместе с ними то, чем они занимались, а потом помочь им переключиться на что-то более важное (на ваш взгляд). Например, если пришла пора обеда, то надо спросить, хочет ли ваш ребенок есть.

Вопрос «зачем?» детям мы не задаем. На него трудно отвечают даже взрослые, умудренные опытом люди. Мы спрашиваем «что сейчас происходит?», что хочет сделать ребенок, и пробуем делать вместе, доводя до результата и обсуждая его.

Очень важно привлекать ребенка к делам и отмечать его важность и достижения, благодарить его.

Очень важно давать четкие инструкции и пояснять, что вы хотите получить от ребенка. Иногда важно обсудить, как он может начать то, чего вы от него ожидаете. Ведь часто дети, понимая трудность задания или его объем, боятся начинать любое дело. После совместного обсуждения того, как вы это видите, им становится легче, и у них часто рождается свой способ «делания», который вам необходимо тоже принять.

Еще есть важный и на практике почти невыполнимый момент, о котором, тем не менее, стоит помнить. Лучше не делать предположений о том, что чувствует ребенок, однозначно, если мы можем прояснить у него самого, что он чувствует, дать ему высказать свои ощущения и переживания. Если мы основываемся на том, что думаем МЫ, ребенок, не имея возможности поделиться своими чувствами, обижается и, не находя отклика, учится быть удобным и не обсуждать то, что реально чувствует.

Очень важно при контакте часто смотреть в глаза и помнить, что ваш взгляд должен быть спокоен — нести умиротворение и принятие.

Мы будем и дальше публиковать наши размышления о выстраивании отношений с детьми, о понимании и принятии их внутреннего мира. А пока – до новых встреч, дорогие родители!

Психотерапевт Татьяна Дорофеева

 

Адаптация ребёнка в новой семье

Детям-сиротам, живущим в приюте или детском доме, приходится из условий, к которым они привыкли, переезжать в другие, в частности, в новую семью. Статистика свидетельствует, что 60–70 % детей, лишенных родительского попечения, устраиваются в семьи как российских, так и иностранных граждан. Сотрудники детских учреждений (детского дома, приюта, больницы, дома ребенка) постоянно наблюдают, как переживает ребенок изменения в уже сложившемся образе жизни.

Для того чтобы понять процесс адаптации, нужно представить, что вас внезапно переместили в новое совершенно незнакомое место, причем это произошло помимо вашего желания и без предварительной подготовки. Что вы испытаете при этом? Вероятно, ваше состояние будет близко к шоковому, и вы будете растеряны.

Длительность этого момента зависит от особенностей вашего психотипа или особенностей нервной системы. Кто-то, оглянувшись, постарается забиться в укромное местечко и оттуда рассмотреть незнакомое место, а кто-то, наоборот, начнет проявлять активность, суетиться. Варианты поведения могут разные: от стремления убежать и вернуться на прежнее место до остолбенения. Когда шоковое состояние пройдет, вы, наверное, начнете оглядываться вокруг себя, замечать, что и кто находится рядом с вами, и предпринимать попытки освоиться в новом месте. Если рядом окажутся люди, обратитесь к ним с вопросами. Вас заинтересуют окружающие предметы и вещи, которые начнете трогать, исследовать их, действовать в зависимости от складывающейся ситуации.

Дальнейшее приспособление к жизни в новом месте будет зависеть от вашего опыта, умений, знаний, желания жить в этом месте, от того, как будут удовлетворяться ваши потребности. На процесс привыкания к изменившимся условиям будут влиять люди, которые окажутся рядом, их поддержка и помощь, их радушие или враждебность по отношению к вам.

Попадая в новые условия, усыновленный (приемный) ребенок и его новые родители будут испытывать примерно такие же состояния, которые называются адаптацией — процессом привыкания, притирания, людей друг к другу, к изменившимся условиям, обстоятельствам.

Испытывать, что такое адаптация, каждому человеку приходилось в жизни не раз (при вступлении в брак, при перемене места жительства, смене места работы и т. п.).

Адаптация в новой семье — процесс двусторонний, т. к. привыкать друг к другу приходится и ребенку, оказавшемуся в новой обстановке, и взрослым — к изменившимся условиям.

Подумайте, кому легче адаптироваться: тому, кто остался в привычной обстановке, или тому, кто попал в новые условия?

Особенности адаптации детей в новых условиях

Адаптация у разных детей проходит по-разному. Здесь многое зависит и от возраста ребенка, и от черт его характера. Большую роль играет опыт прошлой жизни. Если ребенок до усыновления жил в семье, проблемы будут одни. Ребенок, который свою небольшую жизнь прожил в доме ребенка, а затем в детском доме, иначе будет реагировать на новые условия. Первые реакции и самочувствие у каждого при этом будут разные. Кто-то будет пребывать в приподнятом, возбужденном состоянии и стремиться все посмотреть, потрогать, а если кто-то есть рядом, попросить показать, рассказать о том, что вокруг. Под влиянием новых впечатлений может возникнуть перевозбуждение, суетливость, желание порезвиться. А кто-то в новой обстановке испугается, будет прижиматься к взрослому, пытаясь как бы заслониться (уберечься) от нахлынувшего потока впечатлений. Кто-то бегло скользнет взглядом по предметам и вещам, опасаясь дотронуться до них. Получив из рук взрослого какую-то одну вещь, прижмет ее к себе или спрячет в укромное место, боясь потерять.

Как же сделать так, чтобы, перешагнув порог вашего дома, ребенок захотел в нем остаться?

Прежде всего, нужно сделать так, чтобы ребенка ничего не испугало, не вызвало отрицательных эмоций или не насторожило. Это может быть и непривычный запах в квартире, и домашнее животное, к которому вы привыкли, а ребенок никогда его не видел. Ребенок может испугаться лифта и отказаться подняться на нем и т. п.

Однажды я была свидетелем того, как двухлетняя девочка заплакала, как только водитель завел машину, и всю дорогу до дома не успокаивалась. Плач затихал, когда машина останавливалась, и усиливался, когда она начинала двигаться. Ребенок с рождения находился в доме ребенка, и его вывозили на машине только однажды — в больницу на анализы.

Вероятнее всего, и реакция на членов семьи у ребенка будет разная. Кто-то не будет никому отдавать предпочтения и станет одинаково относиться как к папе, так и к маме. Чаще всего ребенок сначала отдает предпочтение кому-то одному. Одни — предпочтут папу и будут мало уделять внимания маме, а другие, наоборот, по привычке будут льнуть к женщине, а кто-то потянется к бабушке. Почему это происходит, взрослому бывает трудно понять, а дети не могут объяснить свои чувства. Возможно, ему понравились внешние признаки (улыбка, глаза, прическа, одежда), или женщина своим обликом напомнила нянечку из детского дома. Внимание любопытных остановится на мужчине потому, что ему в доме ребенка не хватало мужской заботы, и таким предпочтением он восполняет образовавшийся дефицит. А кому-то за время пребывания в учреждении женщины стали привычнее и ближе, а мужчины пугают.

Но, несмотря на эти различия, в поведении детей можно отметить некоторые общие закономерности. Поведение и самочувствие ребенка не остается постоянным, оно меняется с течением времени по мере того, как он осваивается в новой обстановке. Как отмечают психологи, при адаптации ребенка в новых условиях имеется несколько стадий.

Первую стадию можно охарактеризовать как «Знакомство», или «Медовый месяц». Здесь отмечается опережающая привязанность друг к другу. Родителям хочется обогреть ребенка, отдать ему всю накопившуюся потребность в любви. Ребенок испытывает удовольствие от своего нового положения, он готов к жизни в семье. Он с удовольствием выполняет все, что предлагают взрослые. Многие дети сразу же начинают называть взрослых папой и мамой. Но это совсем не значит, что они уже полюбили — они только хотят полюбить новых родителей.

Вы заметите, что ребенок испытывает и радость, и тревогу одновременно. Это приводит многих детей в лихорадочно-возбужденное состояние. Они суетливы, непоседливы, не могут долго сосредоточиться на чем-то, за многое хватаются. Учтите: перед ребенком в этот период появляется много новых людей, которых он не в состоянии запомнить. Не удивляйтесь, что он иногда он может забывать, где папа-мама, не сразу скажет, как их зовут, путает имена, родственные отношения, спрашивает «как тебя зовут», «а что это» помногу раз. И это не потому, что у него плохая память или он недостаточно умен. Такое происходит либо потому, что его мозг пока не в силах запомнить и усвоить ту массу новых впечатлений, которая обрушилась на него, либо потому, что ему очень нужно лишний раз пообщаться, подтвердить, что это действительно его новые родители. И в то же время, довольно часто, совершенно неожиданно и, казалось бы, в неподходящее время, дети вспоминают биологических родителей, эпизоды, факты из прежней жизни, начинают спонтанно делиться впечатлениями. А вот если специально спрашивать о бывшей жизни, некоторые дети отказываются отвечать или говорят неохотно. Это не свидетельствует о плохой памяти, а объясняется обилием впечатлений, которые ребенок не в состоянии усвоить.

Вот как описывают состояние детей и собственные переживания в этой стадии усыновители.

«Счастье, которое пришло в дом вместе с усыновленным ребенком. Я начинающая мама и главное, наверное, еще впереди, но — честное слово! — последние дни я хожу с пульсирующей в голове мыслью: «Так вот что такое Счастье!» И это я, которая и до этого-то была не задавлена жизнью: любимый муж, обожаемая работа, удивительные друзья, многочисленные путешествия по стране, по миру... А пик этого Счастья испытываю, когда вижу своего мужа со слезами на глазах, возящегося с нашим Миксером (это, простите, наша Юля: она своей подвижностью, которая усиливается в минуты радости, которая, в свою очередь, просто переполняет ее почти ежеминутно, просто напрашивается на такое сравнение) или учащего нашего мужичка-боровичка Лешку подтягиваться на руках... Мы так все любим друг друга! И так страшно все это потерять... Нет, мы не заласкиваем друг друга, не сюсюкаем и не рыдаем друг у друга на плече от умиления — мы живем! И поругаемся иногда на вечно залезающего во все дыры Лешку, и попсихуем: «Ну где опять пульт (телефон, дискета, ручка, ложка и пр., и пр.)», а потом и побесимся все вместе, покидаемся друг в друга всякими предметами (суперподходящие для этого кубики-мякиши) И — честно! — периодически совсем забываю, что, дети-то не нами рождены. Иногда (что ж, и такое бывает, но очень редко) зайдет речь о том, что «надо же, бедные детишки, остались сиротками...», а я сижу и ломаю голову: о ком же это?! А потом — Боже, так это про моих — и хихикаю потихоньку: ничего себе бедные...»

Семьи лицом к лицу сталкиваются с проблемами усыновления, часто совсем не похожими на те, которые они предполагали увидеть. Некоторые приемные родители начинают ощущать свою беспомощность или огорчение по поводу того, что у них в семье появился совсем не такой ребенок, какого они себе представляли.

«Казалось бы, усыновление состоялось, доброе дело сделано, ура! Да не тут то было! В первые дни меня грешным делом часто посещала мысль, что ребенку со мной хуже, чем было раньше, иначе чего бы он закатывал истерики. Я лишила его привычного окружения, моделей поведения, заставляю меняться, повышаю голос, шлепаю (каюсь, это тоже было). Я устаю от него, не в пример воспитательницам, которые работают через двое суток на третьи и терпеливее к детям. Я кормлю его хуже, иначе почему он ест так выборочно, очень мало и всухомятку, с трудом соглашается укладываться на тихий час, отклоняет любые предложения. Если звучит более твердое «нельзя», то закатывает истерики, плюется, показывает фиги, садится на пол, раскачивается и бьется затылком о стенку. Мне казалось, что я не могу контролировать ситуацию, у меня опускались руки, я не знала что делать. Казалось, что так будет всегда, и что вместо того, чтобы дать счастливое детство сироте, я испортила жизнь всем родным. А сироте, оказывается, все, что я хотела ему предложить, и не нужно, потому что у него сложилась своя жизнь, свои приоритеты и потребности, которые я не в силах удовлетворить. Вместо ласки у него — щипки и укусы, вместо общения — мычание и резкие жесты. Как можно любить ребенка, который не умеет любить? Он отвергает все, что я хотела для него сделать, он даже сказал мне, что я — не мама. К счастью, я была не одна. Моя мама периодически подменяла меня и со свежими силами, непринужденно и игриво, ухитрялась снять напряжение».

Взрослым очень хочется, чтобы процесс привыкания проходил как можно более гладко. В действительности же, в каждой новой семье случаются периоды сомнений, подъемов и спадов, тревог и волнений. Приходится в той или иной степени менять первоначальные планы. Никто заранее не может предугадать, какие неожиданности могут возникнуть.

Вторую стадию можно определить, как «Возврат в прошлое», или «Регрессия». Первые впечатления схлынули, эйфория прошла, установился определенный порядок, начинается кропотливый и длительный процесс притирания, привыкания членов семьи друг к другу — взаимная адаптация. Ребенок понимает, что это — другие люди, в семье — другие правила. Он не сразу может приспособиться к новым отношениям. Он почти беспрекословно подчинялся правилам, пока это было в новинку. Но вот новизна исчезла, и он пробует себя вести как прежде, присматриваясь, что нравится, а что не нравится окружающим. Происходит очень болезненная ломка сложившегося стереотипа поведения.

Вот как выглядела ситуация в последнем примере через месяц: «Мальчик хорошо приживается, мы стараемся облегчить ему переход от прежних привычек к новым. У него сформированы навыки опрятности, он много знает и умеет в отношении детских игр, не дерется. Но у нас практически с первых дней образовались проблемы с едой. В ДР мне говорили, а также я читала в медкарте, что аппетит у мальчика был хороший. Но когда он начал приходить в гости домой, я его не кормила, а подкармливала сладким (печенье, фрукты, соки, конфеты). Боюсь, что это сформировало у него неверное представление о том, что дома надо есть это. Вот уже месяц он не ест нормально (суп, кашу, лапшу, пюре, котлеты, рыбу и т. д., что едим мы). Отказывается и от молока, кефира, творога, даже сладкого. Ест сыр, черный хлеб, крекеры. Этим и «жив». Вырос на 1,5 см, похудел. Часто просит сладкое. Обед у него заключается в хлебе с сыром, а потом конфета на десерт.

На полдник — печенье с соком. Ест много фруктов. Однако в последние дни стал требовать исключительно сладкого. Поскольку у него был день рождения, мы дали ему наесться, сколько хотел, в надежде, что у него заболит живот, и он поймет, что это неправильно. Живот у него, конечно, не заболел, а проблема остается. Он видит, что все мы едим другое, причем двухлетний брат ест с аппетитом и нормально, за одним с ним столом. Он пробует нашу еду языком, но никогда не глотает, ни ложки».

Как отмечают психологи, в этой стадии у детей могут отмечаться такие симптомы, как: фиксация на чистоте, опрятности или, наоборот, грязи и неопрятности; чувство беспомощности или чувство зависимости; чрезмерная озабоченность своим здоровьем, преувеличенные жалобы, повышенная чувствительность, отказ от нового, необъяснимые припадки злобы, плача, усталости или тревоги, признаки депрессии и т. п.

В эти месяцы часто обнаруживаются психологические барьеры: несовместимость темпераментов, черт характера, ваших привычек и привычек ребенка.

У детей, воспитывавшихся в детских домах, за время пребывания в них формируется свой идеал семьи, в каждом живет ожидание папы с мамой. С этим идеалом связывается ощущение праздника, прогулок, игр. Взрослые же, занятые житейскими проблемами, не находят для ребенка времени, оставляют наедине с самим собой, считая его большим («Иди, поиграй, займись чем-нибудь...»). Либо чрезмерно опекают ребенка, контролируя каждый его шаг.

У многих взрослых, столкнувшихся с этими проблемами, не хватает сил, а главное терпения дождаться пока ребенок сделает то, что им нужно. Особенно ярко в этот период проявляются: отсутствие знаний об особенностях возраста, умений устанавливать контакт, доверительные отношения и выбирать нужный стиль общения. Попытки опереться на свой жизненный опыт, на то, что их так воспитывали, часто терпят поражение.

Этот рассказ усыновительницы ярко показывает, что взрослые, не знакомые с особенностями возраста, испытывают огромные трудности: «Я не могу больше пяти минут стоять на месте в ожидании, пока Гриша обратит внимание на мои призывы и сдвинется с места в нужном направлении. Не могу смотреть, как он сует в рот все: ботинок, крем, компьютерную мышь, щетку массажную, ключи, горшок, щетку в туалете. Если морщусь и говорю что-нибудь вроде «Тьфу, кака!», он смеется и с еще большим воодушевлением сует в рот. Отнимаю, даю что-то другое, чистое — тоже сразу в рот. Сажаю на горшок — вертит головой, не хочу. Поднимаю, надеваю штанишки, проходит 15-20 секунд, начинает писать, мило улыбаясь: «Кха-а-а». Все время просит: «Дай!» Если у него есть ложка, то нужна вторая, третья... Если говорю «Не дам», он будет просить, пока не дашь. У меня не хватает терпения, иногда возникает мысль «А достойна ли я воспитывать этого мальчика? Когда родилась дочь, такого не было».

Обнаруживается разница во взглядах на воспитание у родителей, влияние авторитарной педагогики, стремление к абстрактному идеалу, завышенные или, наоборот, заниженные требования к ребенку. Процесс воспитания рассматривается как исправление врожденных недостатков. Исчезает радость общения, естественность отношений. Может возникнуть стремление подчинить ребенка себе, своей власти. Вместо естественного принятия ребенка преуменьшаются его достоинства. Вместо чуткого реагирования на малейшие достижения ребенка начинается его сравнение со сверстниками, которое зачастую не в пользу приемного ребенка.

Иногда в этот период ребенок регрессирует в своем поведении до уровня, не соответствующего его возрасту. Одни становятся слишком требовательными и капризными, предпочитают играть с детьми младшего возраста и доминировать над ними. Другие проявляют враждебность к своему новому окружению. У некоторых детей могут наблюдаться необъяснимые приступы злобы, плача, усталости или тревоги. Отмечается возврат энуреза, вредных привычек.

Чувство жертвы обстоятельств приводит ребенка к мысли, что взрослые не беспокоятся о нем, и он может захотеть уйти из дома. Некоторые дети испытывают страх быть обманутыми и возвращенными в детский дом, и поэтому они отказываются покидать новый дом. Некоторые дети длительное время боятся остаться в доме без новых родителей, не отпускают их от себя ни на минуту, боясь, что они уйдут и не вернутся.

Привыкнув к новым условиям, ребенок начинает искать линию поведения, которая удовлетворила бы приемных родителей. Этот поиск не всегда удачен. Чтобы привлечь к себе внимание, ребенок может изменять поведение неожиданным образом. Поэтому вас не должно удивлять, что веселый, активный ребенок вдруг стал капризным, часто и подолгу плачет, начинает драться с родителями или с братом, сестрой (если они есть), делает назло то, что не нравится им. А угрюмый, замкнутый — проявлять интерес к окружающему, особенно, когда за ним никто не наблюдает, действует исподтишка либо становится необыкновенно активным.

Не подготовленные к этому родители могут испытывать испуг, шок. «Мы желаем ему добра — а он... Мы его так любим, а он нас не ценит», — обычные для этого периода жалобы. Некоторыми овладевает отчаяние: «Неужели всегда так будет?!» Могут появиться и «крамольные» мысли: «А зачем он нам вообще был нужен, этот ребенок? Как было тихо и спокойно вдвоем... А может быть, вернуть его туда, откуда взяли, ведь он уже привык к тому образу жизни, к детям?» Оправдывая себя, родители начинают искать в ребенке недостатки, вызванные «ущербной» наследственностью: плохая память, туго соображает, слишком подвижный и тому подобные дефекты, не подозревая, что многие недостатки в развитии вызваны не наследственными факторами, а социальной запущенностью ребенка, и при хорошем семейном уходе, заботе и терпении исчезают бесследно. К сожалению, есть семьи, которые видят выход из сложившейся ситуации в разводе: «Ты хотел (хотела), вот ты и воспитывай!» Это только небольшой перечень проблем, которые могут возникнуть в семьях, решивших взять на воспитание чужого ребенка или усыновившего ребенка новой жены, мужа.

Очень важно понаблюдать за поведением ребенка и понять его причины, полезно обратиться к специалистам, психологам или таким же усыновителям. Сейчас большие возможности для обмена информацией, поделиться проблемами предоставляет интернет.

Об успешном преодолении трудностей этого адаптационного периода свидетельствует изменение внешнего облика ребенка: изменяется выражение и цвет лица, оно становится более осмысленным, чаще появляется улыбка, смех. Ребенок становится оживленным, более отзывчивым, «расцветает». Неоднократно было отмечено, что после удавшегося усыновления у детей начинают расти «новые» волосы (из тусклых они становятся блестящими), исчезают многие аллергические явления, прекращается энурез, очевидна прибавка в весе.

Снова обратимся к письмам усыновителей. «Он начал есть, у него появились знакомые места, детские площадки, наметился режим дня. Стал намного лучше говорить, начал дольше листать книжки. Стал чаще проситься в туалет (до этого ходил не более 4-х раз в день). А сегодня вечером обратил внимание на песню «Мама для мамонтенка», которая у нас на кассете среди других песен, и попросил ее прокрутить еще раз. С другими песнями такого не было. Кажется, запахло счастьем».

«Гришуня научился целоваться. Складывает губки, как утиный клювик и тянется навстречу. Иногда говорит «Да», а не «Нет» и качает головой. Причем это «да» очень осознанное. Почти освоил ложку. Отчетливо произносит «мама», «папа». Вчера впервые всплакнул, когда я уходила».

Третья стадия — «Привыкание», или «Медленное восстановление». Вы можете заметить, что ребенок как-то неожиданно повзрослел. Если раньше его привлекали малыши, то он покидает их игры, выбирает компании, близкие ему по возрасту. Исчезает напряжение, дети начинают шутить и обсуждать свои проблемы и трудности с взрослыми. Ребенок привыкает к правилам поведения в семье и в детском учреждении. Он начинает вести себя также естественно, как ведет себя родной ребенок в кровной семье. Ребенок принимает активное участие во всех делах семьи. Без напряжения вспоминает о своей прошлой жизни. Поведение соответствует особенностям характера и полностью адекватно ситуациям.

Он чувствует себя свободно, становится более независимым и самостоятельным. У многих детей меняется даже внешность, становится более выразительным взгляд. Они становятся эмоциональнее; расторможенные — более сдержанными, а зажатые — более открытыми. Это и есть форма проявления благодарности родителям, принявшим его в свою семью.

Приспособившись к новым условиям, дети реже вспоминают прошлое. Если ребенку хорошо в семье, он почти не говорит о прежнем образе жизни, по достоинству оценив преимущества семьи, не хочет в него возвращаться. Дети дошкольного возраста могут спрашивать взрослых, где они так долго были, почему так долго его искали? Если ребенок чувствует хорошее отношение к себе, возникает привязанность к родителям и ответные чувства. Он без труда выполняет правила и правильно реагирует на просьбы. Проявляет внимание и интерес ко всем делам семьи, посильно участвуя во всем. Сам отмечает происходящие с собой изменения, не без иронии вспоминает свое плохое поведение (если оно было), сочувствует и сопереживает родителям. Дети и родители живут жизнью обычной нормальной семьи, если только родители не испытывают страха перед отягощенной наследственностью и готовы адекватно воспринимать происходящие в ребенке возрастные изменения.

Вот как отвечает на одно из предыдущих писем усыновительница, имеющая опыт больше, чем 2 месяца. «Просто нужно время. Чуть-чуть больше времени. К сыну не приставайте: во-первых, возраст такой — ненадолго, а во-вторых, стресс скоро пройдет. Не обижайтесь на него — старайтесь относиться с юмором и переводите в игру и шутку. Дочь была в это время страшно капризная. Я всегда старалась в ее капризах ей помочь, так как видела, что она понимает, что не права, а поделать с собой ничего не может. И я ей сочувствовала, действительно относилась с пониманием, что она хорошая — очень — но только вот каприз какой-то появился. И никогда не зацикливалась на конфликте, старалась сразу его свернуть, т. е. соглашалась одевать то, что хочет она и т. д. Потом все прошло и, кстати, дочь стала просто золотой: не то, что никаких, — абсолютно никаких капризов. А доходило даже до смешного. Приходим в магазин за игрушками (мы очень любили приезжать в Детский мир). Выбираем игрушки, ходим по отделам (любили мы это дело), потом я замечаю, что все игрушки выбираю я, а дети ходят за мной с довольным видом. Я им и говорю: «Дети, мы же пришли за игрушками для вас. Может быть, вы все-таки выберете себе что-нибудь сами? Выбирайте». А они мне и отвечают: «Что ты, что ты, мамочка, что ты выберешь, то и хорошо!» Вот тебе и на! И ни в какую: отказываются выбирать сами — и все, сколько не уговаривала... То есть они были на 100 % уверены, что мама выберет то, что нужно. Я всегда была на их стороне по всем вопросам, и они меня уже, наверное, воспринимали как равноправного члена своей команды».

Приемные (усыновленные) дети в своем поведении уже не отличаются от ребенка, воспитывающегося у биологических родителей. Если и появляются проблемы, то они, как правило, отражают кризисные этапы возрастного развития, через которые проходит каждый ребенок.

Если же родители не смогли найти путь к сердцу ребенка и установить доверительные отношения, то усугубляются прежние недостатки личности (агрессивность, замкнутость, расторможенность) или нездоровые привычки (воровство, курение, стремление к бродяжничеству), а также то, что мы уже отмечали выше: мстительность или демонстрация беспомощности, требование чрезмерного внимания или упрямство, негативизм. То есть каждый ребенок ищет свой путь защиты от неблагоприятных внешних воздействий.

Не забуду пятилетнего Славу, который попал в семью, где, кроме него, было еще трое сыновей и удочеренная девочка. Послушный и в меру активный мальчик в детском доме хорошо ладил с детьми, никаких невротических реакций врачи не отмечали. Первые две недели в семье он был тише воды, ниже травы. Освоившись, он начал задирать брата-погодка, затем вымещать обиды на девочке. Взрослые, не выдержав, начали его наказывать, применяя тайм-ауты. Находясь в одиночестве, мальчик мочился и испражнялся вокруг себя. По ночам стал беспокойным, вставал и либо бесцельно ходил по комнатам, либо делал мелкие гадости другим детям. Родителям пришлось обратиться за помощью к психотерапевту. Ребенка положили на месяц в больницу, а родителям посоветовали изменить свое отношение к ребенку, иначе придется отменять усыновление.

Следующий кризис может наблюдаться в подростковом возрасте. В первой половине подросткового возраста идет формирование идентичности, он стремится к независимости и эмансипации.

Адаптация приемных родителей

Итак, в семью вошел новый ребенок. До его появления взрослые были уверены в себе, в том, что готовы к решению всех проблем, готовы любить ребенка таким, какой он будет. Иллюзии и некоторая эйфория, уверенность в том, что хватит сил для преодоления всех препятствий и преодоления трудностей, — типичные состояния, характерные для большинства новых родителей. Почти все уверены в своих воспитательных способностях и в том, что смогут успешно использовать эти способности на благо чужого ребенка. Особенно это характерно для тех родителей, которые были успешны в воспитании собственных детей, и смогли создать атмосферу тепла и любви в своей семье. Но появление чужого ребенка — это серьезное испытание для всей семьи. Ведь у приемных родителей нет ни каникул, ни отпусков, они не могут дома отдохнуть и расслабиться. Кроме того, при появлении нового члена семьи нарушается семейное равновесие, которое зачастую бывает достаточно хрупким. Это происходит даже когда рождается собственный ребенок. А что говорить, когда в семье появляется незнакомый ребенок, причем довольно сложной судьбы и непростого характера.

Поэтому примерно через месяц картина семьи несколько изменяется. В ответ на вопрос: «Насколько реальная обстановка отличается от ожидаемой?» большая часть приемных матерей выражают явное или неявное неудовлетворение своей новой ролью. Негативные эмоции, в основном, связаны с увеличением объема домашней работы, затратой дополнительных сил, энергии и времени, возникновением непредвиденных ситуаций, которые отражаются на налаженном быте семьи.

Многие матери, имевшие собственных детей, расстроены тем, что новый ребенок отличается от их собственных детей, что к нему нужно применять иные дисциплинарные меры, искать новые способы воздействия. Им многое не нравится в поведении детей, шокируют манеры поведения (разбрасывание вещей, отсутствие навыков гигиены, культуры еды). В тех семьях, где есть собственные дети, обнаруживается, что они не могут относиться к ребенку так же, как к своему собственному. Они вынуждены делать ему поблажки, жалеть его и потакать капризам. Вот высказывание одной из женщин: «Я стараюсь не делать ему явных поблажек, но приходится жалеть его, ведь ему так же трудно привыкать к нам, как и нам к нему. Может быть, я балую его, потому что иногда «не замечаю» того, что своим детям я бы никогда не спустила». Поняв, что приемный ребенок совсем не такой, как собственные дети, родители стараются сделать максимально возможное для блага его и всей семьи.

Но пока очень незначительная часть приемных матерей выражает разочарование своей новой ролью. И, хотя они подчеркивают возрастание нагрузки, тем не менее «сдаваться» они пока не собираются. Наоборот, они готовы продолжать свой тяжелый труд и с оптимизмом смотрят в будущее.

В основном, после первого месяца совместного проживания матери выражают положительное отношение к сложившейся ситуации, но примерно половина отмечает, что привыкание проходило нелегко.

Через три месяца многие приемные родители начинают чувствовать себя более уверенно и комфортно, они положительно оценивают свой опыт и определяют обстановку в семье как «весьма хорошую». Они более уверены в своих силах, им удалось найти свои собственные способы доверительного общения с усыновленным ребенком. Отмечают также значительные изменения у ребенка в лучшую сторону.

Но есть семьи, в которых отношения с ребенком не изменились в лучшую сторону. У них наблюдается разочарование в ребенке и в своих силах; осознание собственного провала сопровождается стрессовым состоянием матери.

Появление нового ребенка негативно сказывается на взаимоотношениях между членами семьи. Например, ребенок действует на нервы мужу, и он отказывается иметь с ним какие-либо взаимоотношения. Ребенок может проявлять избирательность, отдавать предпочтение одному члену семьи, например, отцу, отвергая мать. Приемный ребенок может оказывать негативное влияние на имеющихся в семье детей или способствовать возникновению между детьми конфликтных отношений (ревность, соперничество). Особенно много проблем возникает там, где приемный ребенок старше собственных. « Я надеялась, что он будет старшим братом для малышей, а он терроризирует их», — делится одна из матерей.

В целом, через 3 месяца существования такой семьи вырисовывается достаточно противоречивая картина. Матери все еще полны энтузиазма и ощущают определенное удовлетворение от своей новой роли. Отцы же менее оптимистичны, что объясняется разными ролями родителей в жизни семьи.

Решающим в жизни семей является 6-месячный период. Удовлетворение от новой роли в большой степени зависит от того, насколько взрослые смогли понять и принять ребенка. По истечении 6 месяцев многие родители испытывают гораздо меньше оптимизма и отмечают, что им стало труднее, чем в первые дни.

Их удовлетворение своими действиями гораздо меньше, чем раньше. Данное явление получило название «эффект медового месяца». Сначала кажется, что ребенок прекрасно привыкает к новой обстановке, со всем соглашается, делает то, что от него ждут. И вдруг он перестает быть абсолютно послушным, все чаще выражает собственные взгляды и начинает предъявлять собственные требования. Это свидетельствует о том, что он начинает чувствовать себя в приемной семье комфортно, становится самим собой. Даже если приемные родители понимают, насколько важны и существенны происходящие с ребенком перемены, от этого им не легче справляться с новыми и новыми трудностями. Теперь они гораздо реже отмечают положительные сдвиги и намного чаще говорят об ухудшении поведения, они менее уверены и удовлетворены, чем раньше.

Оптимизм убывает потому, что большинство родителей начинают понимать всю серьезность и глубину детских проблем, а также сложность и не всегда эффективный результат своих попыток изменить поведение ребенка к лучшему. По мере того, как они ближе узнают ребенка, им становится понятнее, какое влияние на него оказал предыдущий жизненный опыт. Именно в этот момент важна помощь специалиста.

В то же время, они все больше привязываются к ребенку и, естественно, хотят ответной реакции от него. Родители ждут от ребенка благодарности и признательности за свои «героические усилия», однако их ожидания зачастую оказываются напрасными. И потому здесь очень важна поддержка и признательность со стороны (соцработников, учителей, педагогов, родственников). Они должны отметить изменения в ребенке в лучшую сторону, показать, какую пользу принесло ребенку пребывание в данной семье. Ребенок стал более защищенным, у него улучшились (перечисление успехов ребенка), он стал более спокойным, уравновешенным, поправился и т.п.

Разочарование родителей не означает, что они плохо поработали или плохо справляются со своими обязанностями. В этот период родители наиболее всего нуждаются: в советах и рекомендациях о том, как справиться с поведением ребенка; в объяснении причин поведения ребенка; в ободрении и поддержке (большинство).

Важным этапом в жизни семьи является первая годовщина ее создания.

Большинство приемных семей начинает свою деятельность с полной уверенностью, что они смогут сделать ребенка счастливым. Они верят в то, что под их влиянием ребенок изменится к лучшему, но когда перемены наступают не так быстро, как им хотелось, они теряются и нуждаются в поддержке и объяснении причин. Они должны понять, что такой медленный и не очень явный прогресс — совершенно закономерное явление, что нет ничего страшного в том, что они не всегда самостоятельно смогут разрешить конфликты и справиться с трудностями.

Если родителям кажется, то их ребенок стал лучше себя вести, и что они действительно смогли помочь ему, то это, естественно, вызывает чувство удовлетворения. «Когда после всех трудностей ты видишь слабые проблески понимания или выражение благодарности, или какие-то крохотные сдвиги в лучшую сторону, то чувствуешь себя просто на седьмом небе», — так описывает свои чувства один из отцов.

Если родители считают своего ребенка по-прежнему трудным и не видят сдвигов в лучшую сторону, то, исходя из теории равновесия, они чувствуют себя неудовлетворенными, т. к. они оказываются в ситуации, когда вложены огромные усилия и не видно никакой отдачи. Для того чтобы они смогли продолжать свой «неблагодарный труд», им совершенно необходима помощь извне.

В этот период значительно большее число матерей и отцов выражают удовлетворение обстановкой в семье и своей ролью. Создается впечатление, что они исполняют свою роль родителей намного увереннее, чем 6 месяцев назад. «Дела идут намного лучше — о таком я даже не могла мечтать 6 месяцев назад. Я просто стала понимать ее. И мы вместе можем решать проблемы, которые встают перед нами», — такова оценка ситуации одной из матерей. Как видно из этого высказывания, они более терпимо относятся к проблемам ребенка. Эти проблемы их уже не слишком озадачивают и расстраивают.

Через полтора года можно сказать, что семьи, «продержавшиеся» столь длительное время, смогут существовать сколь угодно долго. Родители удовлетворены своей ролью и обстановкой в доме, многие довольны тем, что ребенок хорошо прижился в семье.

Но даже очень успешные родители нуждаются в поощрении и отдаче от вложенных усилий. Такой «отдачей» может быть чувство любви, выражаемое ребенком; счастье ребенка и его желание жить в этом доме; уверенность в том, что они сделали все необходимое для того, чтобы помочь ребенку.

Итак, для построения любых взаимоотношений требуется время, и это совершенно нормально.
Совместные занятия, игры, беседы; предоставление ребенку возможности высказать то, что у него не душе; понимание его проблем и проникновение в его интересы; помощь и поддержка, если ребенок расстроен, уход и забота, если он болен... Все это со временем непременно создаст эмоциональную близость между новыми родителями и приемным ребенком.

Галина С. Красницкая, кандидат педагогических наук, консультант по вопросам семейного устройства детей

 

Как лучше организовать первую встречу с ребёнком?

Нам известно, что многие специалисты органов опеки придают большое значение первой встрече с ребенком, и иногда именно она является критерием успешности подбора. Если ребенок идет на контакт с кандидатами, значит, усыновление можно оформлять.

Однако специалисты, работающие в зарубежных центрах по усыновлению, специалисты детских учреждений, передающих детей на патронат или в приемную семью, имеют иной взгляд.

Среди социальных работников существуют большие разногласия по вопросу, как лучше организовать знакомство ребенка с его новой семьей. Знакомство ребенка с семьей должно осуществляться постепенно, шаг за шагом. Ни в коем случае нельзя оказывать давление ни на одну из сторон с целью ускорения процесса. Но что это означает — постепенное знакомство?

Практика показывает, что знакомство ребенка с семьей может варьироваться от одного контакта до серии встреч, растянувшихся на многие месяцы. Часто это определяется чисто практическими соображениями.

С целью более точного прояснения ситуации процедуру знакомства можно условно разделить на 3 этапа: подготовка, первая встреча, последующие встречи.
В реальной жизни так происходит не всегда, поскольку подготовительный этап должен плавно приводить к устройству ребенка, а первая и последующие встречи каждый раз проходят очень по-разному, в зависимости от особенностей ребенка.

Так, например, Катя спокойно вошла в комнату, полную незнакомых людей, устроилась на коленях у своей будущей приемной матери и объявила всем: «Это моя новая мама!» И хотя ей было всего 4 года, она немедленно уловила свое сходство с ними и нашла общий язык. Она очень быстро освоилась в своей новой семье. И совершенно обратная реакция наблюдалась у Поли, девочки почти такого же возраста, но с другим характером. Она настолько боялась незнакомых людей, что потребовалось несколько встреч, прежде чем она отважилась пойти вместе со своими будущими родителями в сад.

Некоторые семьи были сразу твердо убеждены, что ребенок, о котором столько много говорилось раньше, обязательно станет членом их семьи. Для других требовалась не одна встреча, пока их тревоги и опасения не развеивались, и они могли уже спокойно и трезво оценивать обстановку и принимать дальнейшие решения.

Главной задачей на подготовительном этапе является ознакомление потенциальных приемных родителей с реальной и достоверной информацией о ребенке. Семье должны быть предоставлены все известные сведения: о кровных родителях; о причинах, по которым ребенок остался без родительского попечения; вся информация в хронологической последовательности, начиная с момента помещения его в приют (детский дом); прогрессивные изменения, которые произошли в нем за это время и описание текущей ситуации, включая обучение в школе, интересы, хобби и т. д. Но эта информация — лишь начало знакомства с ребенком. Гораздо важнее обсудить его личность, проблемы и нужды.

Для того чтобы дать живое, достоверное описание личности ребенка нельзя ограничиться только общими фразами типа: общительный, открытый, с хорошим чувством юмора. Что означает «открытый» в данном контексте? Или как понимать фразу «обладает хорошим чувством юмора»? Чувство юмора может принимать самые разные формы. Описание ребенка становится намного более живым и реальным, если в него включаются несколько анекдотических историй из жизни, которые удачно дополнят формальную информацию. Очень полезно показать фотографии ребенка.

Обсуждая с будущими родителями проблемы ребенка или объясняя трудности, с которыми им придется столкнуться, нужно очень четко и ясно выражать свои мысли. Мало сказать о том, что проблемы у ребенка возникли потому, что он никогда прежде не знал чувства защищенности или подвергался жестокому обращению. Такая формулировка совершенно бесполезна для новых родителей, которые хотят точно знать, как им найти выход из той или иной ситуации. Нужно стараться подробно объяснить, в чем заключается суть проблемы, каким образом она проявляется, какие ситуации в прошлом ребенка послужили тому причиной, и как нужно поступать в таких случаях. Во время подготовительного периода вместе с будущими родителями обсуждаются отдельные важные вопросы, касающиеся ребенка. При этом нужно всячески избегать использования жаргонных и расхожих фраз. Следует точно объяснить, как ребенок завязывает отношения с людьми, может ли он воспринять откровенные проявления любви и как он будет относиться к каждому из родителей. Возможно, он выберет кого-либо одного из них как объект, пригодный для удовлетворения его физических или эмоциональных потребностей. Всегда необходимо убедиться в том, что твой собеседник тебя правильно понял.

Когда с родителями обсуждается поведение ребенка, его реакция на те или иные вещи, необходимо говорить о том, почему выбрали именно их, почему именно они смогут помочь этому ребенку. Нужно всегда стараться быть максимально честными и открытыми с будущими родителями и предоставить им всю возможную информацию о ребенке, чтобы бы они могли трезво оценить свои силы и решить, надо ли двигаться дальше.

Следующий шаг — это визит в учреждение, где находится ребенок. При желании, потенциальные родители могут взглянуть на ребенка. Неудивительно, что после серьезной, эмоционально напряженной беседы, знакомства с подробной историей ребенка, некоторые потенциальные родители просят дать им время на размышление. Иногда они еще раз беседуют со своим социальным работником, прежде чем приступить к следующему шагу. Бывают случаи, когда семьи решают, что этот ребенок им не подходит, или что они не смогут справиться с его проблемами.

Нужно помнить, что люди не могут сразу усвоить тот объем информации, который им дается во время одного собеседования. Они запоминают то, что считают самым важным для себя, а уже во время последующих бесед с работниками учреждения смогут уточнить интересующие их вопросы.

Первая встреча

Если подготовительный период проходит в соответствии с описанным планом, то первая встреча ребенка с семьей рассматривается как очередной этап процесса знакомства, а не как кульминационный момент. И потому уже можно не придавать этому этапу решающего значения.

Последующие встречи

Они проводятся с целью установки баланса между нуждами ребенка и личными возможностями семьи. По существу, это означает, что способ организации контактов зависит от ребенка, а частота встреч определяется потенциальными родителями, хотя, конечно, эти две характеристики взаимозависимы.

Стадия начального знакомства ребенка с потенциальными родителями представляет собой нечто большее, чем просто установление социальных контактов. Потенциальным родителям трудно выдержать длительный период первых встреч, если они не понимают цели и не видят движения вперед. Каждая пара должна быть уверена в том, что все, что происходит вокруг, имеет свой смысл.

На каком-то этапе знакомства ребенок решает, что ему хочется побывать в доме, где живут его новые друзья. Часто эта встреча длится всего несколько часов, и ребенок только начинает думать о том, что он сможет увидеть дом своих потенциальных родителей. Так же ,как и первая встреча, первый визит в дом должен быть тщательно спланирован для того, чтобы избежать ненужных тревог и огорчений. Обычно во время первого визита домой к будущим родителям ребенка сопровождает тот сотрудник учреждения, к которому ребенок больше всего привязан.

Первый визит ребенка в дом будущих родителей может сопровождаться волнениями и страхами, идущими из его прошлого опыта, а также новыми волнениями, связанными с предстоящими отношениями. Иногда из-за этих страхов сопровождающим работникам приходится оставаться с ребенком все время, пока он находится в новом доме.

Процесс привыкания к новому дому движется постепенно, и от ребенка зависит количество дневных посещений, их цели и продолжительность того времени, на которое сопровождающее лицо может уехать и оставить его в доме с новыми родителями. Между визитами обязательно нужны беседы с ребенком о том, что происходит, и как все к этому относятся.

Раньше или позже наступает время, когда ребенок спрашивает: «А можно я останусь в этом доме на ночь?» Первый раз ребенок проводит в доме только одну ночь, и при этом, для надежности, у него есть номер телефона и адрес, где находится сопровождавший его человек. За первым визитом следуют другие, и постепенно количество ночей, проведенных вне детского учреждения, увеличивается.

Однако лучше, если ребенка обратно в учреждение отвозят после визита с ночевкой не родители, а приезжают сотрудники для того, чтобы не возникла аналогия с возвратом или отказом (это болезненная процедура для обеих сторон, которую надо всячески избегать).

Предварительные встречи оказываются очень полезными, если они проводятся целенаправленно. Часто их рассматривают просто как возможность для будущих родителей и ребенка лучше узнать друг друга и таким образом облегчить процесс окончательного переезда ребенка в семью. Конечно, процесс переселения ребенка в новый дом дело непростое.

В нашей массовой практике пока определенных правил организации встречи с ребенком не существует. В каждом конкретном случае вопрос решается на месте руководителем того учреждения, где находится ребенок. Некоторые директора детских домов приводят кандидатов в группу, не фиксируя на этом внимания детей, дают возможность посмотреть на подобранного ребенка в естественной обстановке. Затем в кабинете детально знакомят с личным делом, дают характеристику ребенку, отвечают на вопросы приемных родителей.

Кто-то из руководителей делает с точностью до наоборот: сначала знакомят с документами, а потом с детьми в естественной обстановке. Либо ребенка под благовидным предлогом приглашают в специальную комнату, кабинет, где сотрудник беседует с ребенком на разные темы, просит выполнить поручения. После ухода детей кандидаты определяются с выбором или им дают время подумать.

Важно одно, не нужно с первого раза решать, подойдет или нет этот ребенок. Да, бывает любовь с первого взгляда и на всю жизнь. Но чаще происходит постепенное привыкание. Поэтому советуем встретиться с ребенком несколько раз, погулять, поиграть с ним, взять к себе домой в гости.

Первой встрече и контакту с ребенком уделяется достаточно серьезное внимание. Здесь важна предварительная подготовка той и другой стороны. Довелось наблюдать, как волнуются перед встречей даже младенцы: они возбуждены, долго не могут заснуть, беспокойны, капризны. Дети постарше испытывают чувство страха и обращаются к окружающим их взрослым (воспитателям, медицинским работникам) с просьбой никуда их не отдавать, оставить в детском доме, больнице, хотя накануне изъявляли готовность жить в семье, уехать куда угодно. Спрашивали, скоро ли приедут родители.

Это естественно. Вспомните себя, когда вам приходится впервые совершать какое-то дело или пойти на какую-то важную встречу. Вам тоже приходилось волноваться в подобных ситуациях.

Может случиться, что малыш из дома ребенка испугается, увидев мужчину, и поэтому долго не сможет привыкнуть к новому папе. И это не потому, что он не любит лично вас. Просто в детских учреждениях чаще всего работают женщины, мужчины же непривычны для малыша.

А может случиться и так, что, устав от обилия женщин, ребенок начинает отдавать предпочтение мужчине и игнорировать новую маму. Наберитесь терпения, заботьтесь о новом члене семьи, подавив в себе обиду, и ваши старания не останутся не замеченными.

Советуем: не обижайтесь на ребенка, если он отдает предпочтение кому-то одному из членов семьи. Помните, что установить контакт с детьми легче всего через необычные игрушки, предметы, подарки. Подбирая их, следует учесть возраст, пол, интересы, уровень развития ребенка.

Следует знать, что дети могут вести себя при первой встрече по-разному и иногда совершенно неожиданно для окружающих. Это зависит, прежде всего, от особенностей нервной системы и черт характера детей. Эмоционально отзывчивые — охотно идут навстречу взрослым, некоторые бросаются к ним с криком «Мама!», обнимают, целуют, а все наблюдающие эту сцену вытирают слезы радости.

Эмоционально «зажатые», флегматичные ребята испуганно жмутся, не отпускают руку сопровождающего взрослого. Либо смущенно улыбаются, делают робкие шаги навстречу, протягивающим им руки новым родителям. Такие дети с большим трудом расстаются с привычным окружением, плачут, неохотно идут на контакт с новыми людьми. Переживают и будущие родители: «Мы не понравились. Он нас не любит!»

Советуем: готовясь к усыновлению, насколько это возможно, больше узнать не только о состоянии здоровья ребенка, истории его жизни, но и об особенностях характера, поведения.

Помните, что у ребенка нужно создать состояние ожидания встречи с вами, поскольку ему нужно время для привыкания. Неизвестность страшит детей даже в большей степени, чем взрослых. Если вы не можете посещать ребенка, пошлите ему свои фотографии, альбом, где он сможет увидеть те условия, в которых ему предстоит жить (комнату, двор, привлекательные места окружающей местности, игрушки, животных и еще какие-то значимые для него мелочи, ждущие его в новом доме). Подберите самые удачные фотографии своей семьи, животных, имеющихся в доме, сделайте трогательные надписи, привлекательно оформите. Хорошо, если все это ребенок получит до того, как вы его будете окончательно забирать в семью.

После того, как контакт усыновителей и ребенка состоялся, руководитель учреждения, в котором находится ребенок или его опекун, пишет согласие на усыновление, а специалисты органов опеки заключение об обоснованности и о соответствии усыновления интересам ребенка для суда.

Галина С. Красницкая, кандидат педагогических наук, консультант по вопросам семейного устройства детей

 

Подготовка ребёнка к жизни в новой семье

Детям-сиротам, живущим в приюте или детском доме, приходится из условий, к которым они привыкли, переезжать в другие, в частности, в новую семью. Статистика свидетельствует, что 60-70 % детей, лишенных родительского попечения, устраиваются в семьи как российских, так и иностранных граждан. Сотрудники детских учреждений (детского дома, приюта, больницы, дома ребенка) постоянно наблюдают, как переживает ребенок изменения в уже сложившемся образе жизни.

По поведению детей можно четко определить, велась ли с ребенком подготовительная работа, имеет ли он привязанности среди взрослых или сверстников. Подготовленные дети легче идут на контакт с новыми взрослыми, довольно спокойно воспринимают предстоящие изменения, радуются им.

Практика уже накопила опыт и, обобщая его, можно выделить определенные этапы подготовки ребенка к переходу в новую семью.

Прежде всего, в учреждении, куда вначале помещается ребенок, проводится комплексная диагностика его развития. Педиатр, психоневролог и другие врачи изучают состояние его здоровья на данный момент; дефектолог или логопед диагностируют уровень развития речи, познавательных интересов, возможности обучения; психолог – состояние и уровень психического развития и здоровья. Очень важно на данном этапе, чтобы социальный работник или орган опеки собрали сведения о прошлом ребенка, его семье, причинах разлучения с ней, правовом статусе.

На основании заключений, сделанных специалистами, определяются потребности и нужды ребенка не только в лечении, обучении, личностном развитии, но и планируются жизненные перспективы, дальнейшее жизнеустройство. Мы поддерживаем идею, выдвинутую детским домом № 19 г. Москвы о том, что органом опеки совместно со специалистами должен быть простроен план по защите прав ребенка.

На основе полученных данных консилиум взрослых обсуждает дальнейшую судьбу ребенка и решает, подлежит ли он передаче в семью, или правовой статус, состояние здоровья и психологическое состояние ребенка не позволяют этого сейчас сделать. Не секрет, что в любом учреждении есть дети, которые не могут быть усыновлены по правовому статусу: его невозможно разлучить с братьями или сестрами, бабушка или дедушка не могут сами воспитывать ребенка и не хотят передавать на воспитание в чужую семью, либо лишенные родительских прав биологические родители изъявляют желание восстановиться в правах. Есть дети, которые сами не хотят быть усыновленными и по достижении совершеннолетия мечтают вернуться к маме, чтобы помочь ей реабилитироваться или вылечиться. Есть дети, которые из-за своих личностных качеств или особенностей поведения не приживутся в новой семье и прекрасно себя чувствуют в среде сверстников. В то же время есть «домашние» дети, которым противопоказано проживание в детском учреждении.

Все эти коллизии должны быть тщательно проанализированы, прежде чем будет принято решение о дальнейшей судьбе ребенка: может ли он быть усыновлен, передан под опеку или в приемную семью или же он будет находиться в государственном учреждении для детей-сирот. При решении судьбы ребенка на этом этапе важно исходить из интересов ребенка, а не из интересов окружающих его взрослых, которые иногда не хотят отпускать «хороших», послушных детей, а рекомендуют отдать в семью тех, с которыми у них возникают проблемы и которые им не по душе. Для исключения такого субъективизма и необходима комплексная диагностика развития ребенка.

Кроме этого на данном этапе также очень важно создать для ребенка условия, помогающие его реабилитации.

Как показывает отечественный (детский дом № 19 (г. Москва), СРЦ «Дорога к дому», других социально-реабилитационных центров) и зарубежный опыт, при подготовке к жизни в семье важно построить представления ребенка о своем прошлом, истории его жизни, причинах перемещения из семьи в детский дом и перспективах на будущее. Это необходимо сделать, чтобы дети понимали произошедшие с ними изменения и представляли, какое их ждет будущее. Важно объяснить им, что произошло в их жизни и почему они не могут сейчас жить со своими родителями. Для этого психологи рекомендуют использовать такие приемы, как: составление книги или карты жизни ребенка, приемы активного слушания, беседы о жизненном пути ребенка, пересказ историй, похожих на пережитую ребенком и др.

Примерно с 6-летнего возраста можно помочь ребенку понять разницу между биологическим и психологическим родительством и то, что он не виноват в происшедшем. Нужно довести до его сознания, что есть объективные причины, по которым он не может жить в биологической семье. Объяснить, что его родителям нужна помощь, они не могут сейчас заботиться о нем. Ребенку, который может быть устроен в семью, можно пояснить: «Ты растешь, у тебя много вопросов, проблем, поэтому мы взяли заботу о тебе на себя вместо них. Есть и другие взрослые, которые хотят заботиться о тебе, мы будем искать (нашли) таких людей» и дать время свыкнуться с этими мыслями. Специалисты советуют: ничего не следует утаивать от него, а тем более говорить неправду. Известно много случаев, когда неосведомленность ребенка приводит к трагедии, а информированность уберегает, вселяет веру в его новую семью и благодарность приемным родителям.

Еще один аспект предварительной подготовки, касающийся международного усыновления, заключается в том, чтобы к этой процедуре были готовы сотрудники учреждения, чтобы возникающие у взрослых страхи, навеянные рассказами о том, что за границей над детьми издеваются, убивают, используют их органы для пересадки и т. п., не переносились на детей.

Подтверждением тому, как отзывается слово взрослого на судьбах детей, может служить такой пример, к сожалению, не единичный. Жили в одном из дошкольных детских домов сестры-близнецы. Они ездили летом на отдых в Италию, где нашлась семья, пожелавшая их удочерить. Пока семья готовила документы, воспитатель, узнав о том, что девочек собираются удочерить итальянцы, побеседовала с ними и напугала тем, что их хотят увезти в страну дьявола, где над ними будут издеваться. А чтобы этого избежать, она подсказала, чтобы на медико-педагогической комиссии одна из них прикинулась дурочкой. Сестер разъединили, одна попала во вспомогательную школу-интернат, а усыновителям отказали, так как разлучать близнецов нельзя.

Для предупреждения подобного нужно, чтобы окружающие ребенка люди были твердо убеждены в том, что детям, попавшим в семьи иностранных граждан, живется хорошо, что они никуда не исчезли, с ними не случилось беды. Огромную роль в этом играет информация, получаемая после усыновления; не только официальные отчеты, но и личные письма, фотографии, присылаемые новой семьей. Самым убедительным аргументом оказывается приезд подросших детей в город (село) откуда ребенок родом, посещение учреждения, откуда он был усыновлен.

Итак, можно отметить, что подготовительный этап работы в детском учреждении включает специальную терапевтическую, психолого-педагогическую работу, помогающую переосмыслить имеющийся (чаще всего негативный) жизненный опыт. Одновременно с этим психологи и педагоги ведут работу над актуальными проблемами ребенка, особенностями эмоционального реагирования, адекватного поведения, самопринятия, корректируют педагогическую запущенность, пробелы в развитии интеллектуальной сферы, образовании. В этот период идет формирование навыков общения, рефлексии, самоконтроля и необходимых навыков для жизни в новой семье. Через эти мероприятия проходят все дети, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации и те, кто попадает в приют, и те, кто помещается в детский дом.

Дальнейший разговор пойдет о тех детях, которые могут попасть в семью. Иногда возникает вопрос, а нужно ли готовить ребенка к переходу в новую семью, не лучше ли приготовить ему сюрприз, сразу поместить в хорошую семью? Ответ однозначен – готовить к любому изменению ребенка необходимо, исходя из особенностей психики.

Любое человеческое существо испытывает естественную тревогу, волнение, дискомфорт, переходя от одного, уже привычного способа существования, к другому. Тревожность усиливается, когда предстоит новое событие, непривычное действие, или новый непривычный образ жизни. В том, что даже маленькие дети испытывают тревогу, когда их собираются помещать в семью, убеждался каждый, кто знаком с этой процедурой. Легко заметить изменения в привычном поведении детей. Работники домов ребенка свидетельствуют, что даже самые маленькие дети ведут себя беспокойно. Дети постарше возбуждены, расторможены. Они капризничают, плачут, «прилипают» к сотрудникам, просят, чтобы их не отдавали.

Работа на этом этапе подготовки должна быть направлена на снятие естественного опасения, уменьшение чувства тревоги. Подготовка необходима еще и потому, что в новую семью ребенок идет, имея прошлый, порой негативный опыт жизни в семье. Но, несмотря на это, многие хотят попасть в семью (либо вернуться к своим родителям, либо просят найти других родителей). Не раз доводилось наблюдать, как дети относятся к новым людям, появляющимся в группе; в их глазах надежда – а не за мной ли это пришли?

Основной смысл подготовки на этом этапе – управление ожиданиями ребенка. У многих детей, побывавших в семьях на каникулах, в гостях у сотрудников, складывается впечатление идеализированного, праздничного образа семейной жизни. Дети надеются, что новые родители будут лучше, обеспечат всем, чего ребенку не достает.

Для того чтобы подобрать ребенку семью, важно знать привязанности и ожидания ребенка. Ребенка спрашивают о том, с кем он хотел бы жить в одном доме, а кого хотел бы видеть в доме по соседству и другие рисуночные методики («Пять сердец», составление календаря переезда, карты взаимоотношений). Кроме этого на этом этапе для формирования образа семьи могут использоваться книги, рассказы, стихи, фильмы, доступные средства информации, разговоры, беседы о прошлой жизни в семье и о будущей. Хорошими средствами являются обучающие игры, ролевые игры в семью, инсценировки, арт- и изотерапия, походы в гости в разные семьи.

Все эти методы помогут ребенку менее болезненно проживать новое состояние, пережить опыт прошлого, успокоиться и адекватно воспринимать информацию о том, что есть люди, готовые стать его новой семьей.

Следующий этап подготовки наступает тогда, когда точно известна семья, пожелавшая заменить ребенку биологических родителей. Содержание и методы работы будут определяться возрастом ребенка.

Здесь можно выделить две ступени.

Заочное знакомство

Хотя на него отводится не так уж много времени, сделать можно немало. Естественно, выбор приемов зависит от возраста ребенка. Самый распространенный — обмен письмами и фотографиями. Как только ребенок начинает дифференцировать знакомых людей от незнакомых, стоит показывать фотографии приемных родителей. Лучше если это будут фотографии крупного плана (лицо, фигура), по одному и вместе. Хорошо, если будущие родители пришлют малышу игрушку, а потом с собой привезут такую же и при встрече покажут ее, поиграют с ребенком.

В работе домов ребенка мы наблюдали такую практику. За неделю до приезда усыновителей, старший воспитатель проводит специальные занятия с ребенком (возраст от 1,5 до 3-4-х лет), разглядывая с ним альбом с фотографиями, учит различать папу, маму, собаку или кошку, дом, сопровождая словами на языке усыновителей. Детям дают альбом с собой, просят показать фотографии другим детям. Очевидно, что этот прием подходит для детей любого возраста.

Если кандидаты — иностранные граждане, полезно чтобы в группе были люди, хотя бы немного знающие язык, чтобы они в течение дня могли называть предметы обихода и привычные действия, петь песенки на русском языке и языке усыновителей. Воспитатели могут рассматривать специальные красочные книги, которые помогают взрослым и ребенку осваивать азы нового языка, включать записи песенок, знакомых сказок, звучащих на двух языках.

Чтобы ребенку было легче пережить стадию «культурного шока», особенно важна предварительная языковая подготовка детей старшего возраста. Следует дать ребенку понять, что люди, живущие в разных странах, говорят по-разному. Полезно организовать специальное изучение языка, пригласив учителя. Не стоит бояться, что будет неправильное произношение. Как показывает жизнь, произношение сформируется, когда он будет жить в языковой среде. На этом этапе подготовки важно, чтобы ребенок быстрее преодолел языковый барьер.

Естественно, что подготовка будет зависеть и от возможностей учреждения, в котором находится ребенок, как материальных, так и кадровых.

Хотелось бы обратить внимание еще на один аспект подготовки. Часто в группах детского дома или школы-интерната возникает напряженное отношение к усыновляемому ребенку. Мы наблюдали, как дети отторгали такого ребенка, завидуя, делали мелкие пакости, дразнили, пугали. Такое поведение – показатель микроклимата, сложившегося в группе, а усыновление – лакмусовая бумажка, демонстрирующая уровень межличностных отношений, на который руководителям стоит обратить внимание.

Для преодоления такого явления можно посоветовать перенять опыт, отраженный в фильме «Правила виноделов». Приютские дети в конце дня, лежа в кроватях, под руководством взрослого произносят слова: «Давайте порадуемся за … (называется имя усыновленного ребенка). Она нашла свою семью, у нее новые родители и ей сейчас хорошо!».

А как быть с теми, кому не повезло, и кого не взяли в семью? Здесь нужно искусство педагога, внушающего детям, что жизнь разная, люди разные, у каждого своя судьба. Мы, окружающие тебя сейчас взрослые будем делать все, чтобы и твоя жизнь сложилась. Мы заботимся о тебе здесь и сейчас. И порадуемся, что мы живы, здоровы, сыты, в тепле и уюте!

Личное знакомство

Последний, но очень значимый момент подготовки – личное знакомство. Успешность его зависит от времени и места проведения первой встречи. В зависимости от условий учреждения, личностных особенностей ребенка выбирается место, где будет происходить первая встреча – в группе или в специальном помещении.

В этот момент ярко видно, был ли подготовлен ребенок. Неподготовленные дети жмутся к сопровождающему взрослому, не хотят отходить от него, капризничают или закатывают истерику при попытке воспитателя вывести его из группы. Подготовленные дети вначале как бы замирают, присматриваются, но потом, идентифицировав с фотографией появившихся взрослых, идут на контакт. Кто-то делает робкие шаги, а кто-то бросается с криками: «Мама! Папа!» (в зависимости от темперамента).

До окончательного оформления вопроса (составление договора передачи, принятие решения об установлении опеки или решения суда) может быть использовано совместное проживание в течение нескольких дней родителей и ребенка, а если возникли осложнения, то и значимого для ребенка взрослого, который выступает в роли посредника. Совместные прогулки, еда, времяпровождение (игры, рассматривание книг, телевидения) с будущими родителями помогают устанавливать первые контакты, налаживать общение.

Мы считаем достаточно оправданным и такой опыт подготовки к усыновлению, как пребывание детей в семьях кандидатов в усыновители во время летнего отдыха, каникул. Это дает возможность детям присмотреться к новым взрослым, приобщиться к жизни в семье. Взрослые получают возможность ближе узнать ребенка, определиться в выборе и принятии решения. Все вместе это позволяет минимизировать ошибки в подборе детям новых родителей.

Полезным является и такой опыт, когда перед усыновлением ребенок некоторое время живет в семье или на правах опекаемого, приемного ребенка, или находящегося под патронатом семьи.

Часто представители органов опеки и сотрудники детских учреждений выдвигают аргумент, что если усыновление не будет утверждено или у приемных родителей изменится ситуация, а у ребенка уже появится желание жить в этой семье, то возврат в учреждение для него еще одна травма.

Мы полагаем, что здесь важно иметь в виду, что любой опыт в жизни ребенка, даже неудачный, – это полезный опыт. Он дает понимание многообразности жизни, в которой не все гладко, есть встречи и расставания, радости и горе, а преодоление трудностей закаляет психику. Дети понимают, что не все надежды сбываются, и многое зависит не только от их желания. Кроме того, дети в силу пластичности и гибкости нервной системы легче переносят и меньше, чем взрослые, драматизируют произошедшее, быстрее забывают прошлое. И, наконец, такой опыт позволяет сделать более правильный выбор в наилучших интересах ребенка и сократить число неудачных усыновлений.

Галина С. Красницкая, кандидат педагогических наук, консультант по вопросам семейного устройства детей

 

Поиск и выбор своего ребёнка

Придя к мысли об усыновлении ребенка, потенциальные родители начинают задумываться о том, каким должен быть их новый член семьи: будет это мальчик или девочка, какого именно возраста, какой внешности и т.д. Как правило, именно этот этап процедуры усыновления (установления опеки) является одним из наиболее трудных для усыновителей и занимает немало времени.

Практика показывает, что подавляющее большинство усыновителей хотят удочерить маленькую девочку, с ангельской внешностью и как можно более здоровую. Мало кто из усыновителей сознательно стремится взять ребенка-инвалида, с дефектами внешности или тяжелыми заболеваниями. Однако с этим «идеальным» представлением о приемном ребенке зачастую приходится расстаться, столкнувшись с реальностью. Во-первых, для того, чтобы усыновить маленькую здоровую девочку, многим усыновителям приходится потратить немало времени на ее поиск, или же надеяться на случай и везение. Во-вторых, по мнению педиатров, полностью здоровых детей среди тех, от кого отказались родители, практически нет. Причин тому много, и их мы рассмотрим отдельно.

Суммируя все вышесказанное, мы не советуем устанавливать жестких критериев — пола, возраста и здоровья ребенка при усыновлении. Можно привести множество примеров, когда кандидаты в усыновители, посетив детское учреждение и увидев глаза детей, ждущих своих родителей, услышав их обращение к незнакомым людям со словом «мама», отказываются от своего первоначального намерения и вместо годовалой девочки принимают решение об усыновлении мальчика шести лет. Также очень часто встречаются случаи, когда, выбрав для усыновления одного ребенка, и узнав, что у него есть еще и брат (сестра), усыновители принимают решение принять в семью обоих детей.

Достаточно часто решение взять в семью ребёнка принимается под влиянием внешних обстоятельств – вы узнали о соседском ребенке, попавшем в приют; увидели сироту в больнице; знакомая, работающая в доме ребенка, рассказала о конкретном малыше; или же вы как-то связаны с детским учреждением, в котором оказался такой ребенок. Но если у вас всё происходило иначе, и вы пришли к усыновлению самостоятельно, а образ желанного ребенка пока еще очень абстрактен, составлен из рассказов, воспоминаний, личного опыта и других мелочей, как тогда подступится к поиску ребёнка и что предстоит пройти на этом пути?

Способы поиска ребенка для усыновления (установления опеки)

Прежде всего, потенциальным усыновителям следует отказаться от сложившихся мифов относительно процесса поиска ребенка. Не стоит надеяться на случайность: сегодня в выборе ребенка вам готовы помочь государственные органы. В нашей стране действует недавно разработанная система поиска детей для усыновления, называемая «Надежда», включающая в себя Государственный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей, и нуждающихся в устройстве в семью под усыновление, опеку, приемную семью, патронат. Все положения работы с этим банком данных регулирует Федеральный Закон, отдельные положения и формы документов введены Приказами Министерства образования РФ.

Формирование Банка данных начинается с районного уровня. Орган опеки, получив информацию о появлении ребенка, лишившегося попечения родителей в детском учреждении (доме ребёнка, детском доме, приюте, больнице и т. п.), находящемся на подведомственной ему территории, заполняет специальную анкету на ребёнка, в которой подробно указываются все данные ребенка, его родителей и других родственников, прикладывается фотография. В течение первого месяца с момента выявления ребенка, оставшегося без попечения родителей, местный орган опеки обязан предпринимать усилия по устройству его в семью и хранить дело ребенка только у себя.

Если в течение месяца ребенок не был устроен в семью, его анкета передаётся в следующую инстанцию, подчиняющуюся региональным органам власти. На этом уровне данные о ребенке вносятся в Региональный банк данных, который чаще всего находится в ведении окружного комитета (департамента) образования, или же подчиняется органам социальной защиты при Администрации региона. Распоряжается информацией, находящейся в этом банке данных, Региональный оператор банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей.

Получив информацию о ребенке, Оператор в свою очередь предпринимает попытки устроить его в семью граждан, проживающих в данной области. С этой целью могут производиться следующие действия:

  • публикация укороченной, так называемой, производной информации о ребенке в газетах, журналах, специально издаваемых бюллетенях;
  • рассказ о ребенке в телепрограммах, на радио;
  • размещение информации о ребенке на досках объявлений, электронных вебсайтах и т. п.

Если в течение месяца подобрать семью ребёнку не удалось, то его анкета передаётся далее, на самый высокий уровень – Федеральному оператору банка данных при Министерстве образования РФ.

Как вы можете увидеть из приведенной системы передачи информации, самые полные и свежие данные о детях находятся в местных органах опеки, и лучше всего обращаться напрямую к ним. Однако, учитывая реалии нашей жизни, вы можете столкнуться с отсутствием в данной местности детских учреждений с детьми желаемого возраста или сведений о детях; вас может не устроить отношение специалиста опеки; а возможно, вы хотите взять ребёнка из другого района, чтобы избежать встреч с его родителями. Тогда, получив первичные документы (заключение о возможности быть усыновителем/опекуном/, стать приемным родителем) и захватив необходимые справки и паспорт, вы имеете право обратиться к любому региональному или Федеральному оператору.

Затем вам будет необходимо написать заявление о своем желании принять ребенка на воспитание в семью с просьбой ознакомить вас с находящимися в государственном банке данных сведениями о детях, соответствующих вашим пожеланиям, а также заполнить специальную анкету гражданина, желающего принять ребенка на воспитание в свою семью, для внесения информации о вас в банк данных. После получения такого заявления Оператор банка данных обязан предоставить вам требуемую информацию – анкеты детей, соответствующих вашим пожеланиям.

Поскольку банк данных автоматизирован, требуемые сведения выдаются заявителю практически моментально. Если же по каким-то причинам быстрое получение информации о детях невозможно, Оператор обязан предоставить кандидату в усыновители эти сведения не позднее, чем через 10 дней с момента принятия от него заявления.

Если соответствующего вашим требованиям ребёнка не удается найти, вам следует оставить заявление о поиске такого ребёнка, при этом органы опеки обязаны известить кандидата в усыновители о появлении ребенка, отвечающего его запросу. В любом случае, Оператор обязан каждый месяц информировать кандидата в усыновители о наличии/отсутствии в банке данных информации о требуемом ребенке, а также ознакомлять кандидата с вновь поступившими анкетами детей.

После того как кандидат в усыновители останавливает свой выбор на конкретном ребенке, региональный оператор выписывает ему направление на посещение ребёнка в учреждение, где он находится. В учреждении кандидату в усыновители обязаны предоставить полную информацию о ребенке, познакомить с историей его жизни (показать личное дело), рассказать о состоянии здоровья, познакомить с медицинской картой, рассказать об особенностях развития на настоящий момент.

В случае если ребенок вам не подходит, вы снова возвращаетесь к Оператору, заполняете специальное заявление о результатах знакомства с ребёнком, и специалист (оператор) выдает вам новое направление на посещение другого ребенка. Законодательные акты не ограничивают числа выдаваемых направлений на посещение детей. Кандидат в усыновители имеет право выбирать ребенка сколь угодно долго, пока совместными усилиями ребёнок не будет найден.

Кроме описанного выше существует ещё один вариант поиска ребенка. Кандидат в усыновители может обратиться в любой орган опеки и попечительства на территории нашей страны, к региональному оператору или в Министерство образования с просьбой о подборе ребенка. Закон предусматривает возможность подбора ребенка из регионального или федерального банка данных не самим кандидатом в усыновители, а органами опеки. Необходимость в этом может возникнуть в случае отсутствия у кандидата в усыновители времени посещать различные инстанции (либо иных причин). Для этого необходимо заполнить форму запроса с просьбой о содействии в подборе ребёнка, который будет отправлен опекой региональному (федеральному) оператору. После получения от оператора ответа и отобранных анкет опека пригласит кандидата в усыновители ознакомиться с ними и выдаст направление на посещение ребёнка. Однако вам стоит помнить, что такой способ поиска ребенка может занять достаточно долгое время, при том что заключение о возможности быть усыновителем действительно только в течение года, а медицинское заключение – всего 3 месяца.

Обращаясь к региональному оператору, имейте в виду, что данные на детей до года обновляются один раз в год, а на более старших детей – еще реже: раз в три года. Кроме того, новая информация о детях поступает в банк данных с большим опозданием и весьма нерегулярно. Поэтому предлагаемые вам сведения могут быть сильно устаревшими: ребёнок может вылечиться от указанных заболеваний, или (к сожалению) приобрести новые, и даже может уже обрести семью.

Согласно идее разработчиков закона Банк данных был создан не для того, чтобы установить монополию государства на информацию о детях-сиротах, а с целью расширения возможностей поиска детей и предоставления шанса найти семью любому осиротевшему ребенку. Так, местный орган опеки не имеет права сдавать дело ребенка в архив после передачи его анкеты в региональный банк данных, он обязан продолжать предпринимать все усилия для подыскания ему семьи. Таким образом, за счет передачи анкеты ребенка на более высокие уровни Банка данных расширяется круг поиска ему семьи.

Существуют и другие пути поиска ребёнка. Так, кандидаты в усыновители могут самостоятельно обращаться в детские учреждения, минуя Банк данных. Однако этот способ очень сильно зависит от доброй воли руководителей детских заведений, а также настойчивости и готовности потратить время и силы будущих родителей.

В детские учреждения для младших детей (дома ребёнка) попадают дети от 0 до 3-4-х лет из родильных отделений, больниц, подкинутые, отобранные у горе-родителей. В домах ребенка они находятся до исполнения 4-х лет, но иногда задерживаются и до 5-ти (в основном, по медицинским показаниям). Дома ребёнка являются медицинскими учреждениями и бывают общего типа или специализированные, например, для детей, рождённых от инфицированных матерей, или для детей с врожденными патологиями.

Подросших детей переводят в дошкольные детские дома или детские дома так называемого «семейного типа», в которых вместе воспитываются братья и сестры в возрасте от 4-х до 18-ти лет. Из дошкольных детских домов дети, достигшие школьного возраста, переводятся в детский дом (или школу-интернат), где они живут до совершеннолетия. Дети, проживающие в детских домах, посещают ближайшую районную школу; дети же, попавшие в интернат, учатся в специальной школе при интернате. Обычные детские дома и интернаты подведомственны органам образования, а специальные и коррекционные могут принадлежать разным организациям, относящимся к органам социальной защиты, здравоохранения, Красному кресту, или другим негосударственным организациям. Однако подавляющее большинство сиротских учреждений для детей старше 3-х лет находятся в ведении органов образования.

Детские медицинские учреждения – больницы и дома ребёнка – более закрыты от посторонних, чем детские дома и школы-интернаты. Это связано с особенностями режима в детских медицинских учреждениях, возрастом детей, большим числом детей, их слабостью, опасениями занести инфекцию и спровоцировать местную эпидемию. В связи с этим посещение таких заведений посторонними ограничено. Помимо этого, сотрудники таких учреждений не имеют права раскрывать посторонним информацию о детях, и прямая просьба показать детей, годных для усыновления, чаще всего встречает обоснованный отказ. Однако руководитель детского учреждения вправе сообщить пришедшему человеку, куда ему следует обратиться, если он решил усыновить ребенка.

Другое дело, что в ряде детских учреждений (особенно в глубинке), работа в которых зачастую является единственным источником дохода для сотрудников, а передача детей в семьи несет в себе угрозу безработицы, руководство детских учреждений не стремится передавать детей в семьи. Для того чтобы сократить число передаваемых на усыновление детей, сотрудники таких учреждений могут ссылаться на различные несуществующие инструкции или же запугивать потенциальных усыновителей «проблемами» приемных детей. Некоторые сотрудники искренне считают, что ребёнку лучше находиться в государственном учреждении, так как там лучше уход, предоставляется своевременное питание, лечение, а условия проживания ребенка в семье проконтролировать невозможно. Другие, имея в своем опыте неудачные примеры передачи детей в семьи, опасаются того, что ребенку может быть плохо в семье, и приемные родители вернут его обратно.

Еще одним способом поиска своего ребенка является возможность пойти поработать некоторое время в детском учреждении. Этот способ очень надёжен, но весьма тяжел морально.

Если кандидатура ребёнка уже есть, возможно, вы познакомились с ним, навещая своего ребёнка в больнице, оказывая помощь детскому учреждению, или это ребёнок соседей, знакомых, то вам не требуется получать на него направления, ведь он вам и так известен. Поэтому иногда встречающееся требование районного органа опеки — съездить и получить на этого ребёнка направление у Регионального оператора, якобы в связи с тем, что они уже передали его данные туда, незаконно, дело на ребёнка у них сохраняется, а чтобы снять данные об этом ребёнке из Банка данных, им достаточно известить Регионального оператора — они могут сделать это с помощью стандартного извещения — подробнее об это рассказано в Ответе начальника Управления социально-педагогической поддержки и реабилитации детей Министерства образования РФ № 20/26-12 от 13 января 2003 года.

Особенности процесса выбора ребенка

Прежде всего, мы хотели бы обратить ваше внимание на специфику диагностики состояния физического и психического здоровья детей, находящихся в детских учреждениях. К сожалению, очень часто она бывает недостаточно объективной и полной, что приводит либо к невыявлению заболеваний у детей, либо к гипердиагностике, когда у ребенка записаны несуществующие или уже компенсированные заболевания. Довольно часто гипердиагностика встречается в специализированных учреждениях, когда ребенку ставят диагноз «олигофрения в степени дебильности» или «задержка психоречевого (психомоторного) развития», чтобы оправдать его пребывание в данном учреждении перед руководящими органами. Как показывают обследования воспитанников, проведенные независимыми психиатрами и психологами, в специализированных учреждениях иногда до 25-30 % детей имеют неверные диагнозы. Это связано с тем, что сотрудники, работающие с такими детьми, имеют доплаты около 20 % к основной зарплате.

Поэтому мы советуем не пугаться «страшных» диагнозов у детей-сирот, особенно записанных в анамнезе (например, «перинатальная энцефалопатия», «органическое поражение ЦНС», «гидроцефально-гипертензионный синдром» и других). Помните, что многие пороки развития с возрастом компенсируются. Например, исчезает такой дефект в сердце как «открытое овальное окно», который часто встречается у недоношенных детей. Советуем вам выбирать ребенка, основываясь не на бумагах, а встретиться с ним лично, посмотреть на него, познакомиться, и только после этого принимать окончательное решение.

На выбор ребенка довольно сильно может повлиять та информация о нем, которую вы услышите от специалистов детского учреждения. В свою очередь, на достоверность выдаваемой вам информации повлияет то, какое впечатление вы сами произведете на принимающих вас сотрудников. Здесь уместна поговорка «встретят по одежке». Если вы понравились главному врачу или директору, то сначала вам скажут о том, чем хорош этот ребенок, какой он красивый, способный, послушный, а о недостатках или заболеваниях скажут вскользь, не акцентируя на этом внимания. Если же, по какой-то субъективной причине, работники детского учреждения не захотят, чтобы ребенок стал членом вашей семьи, то на первом месте в описании ребенка будут его болезни и недостатки, а о достоинствах будет сказано вскользь.

Также, кроме возраста и здоровья ребенка, вам обязательно следует обратить внимание на историю его жизни, узнать, где и сколько времени он находился до усыновления. Помните, что на развитие малыша огромное влияние оказывает такой фактор, как наличие (или отсутствие) материнской заботы. Трехлетний малыш, росший даже в плохой семье, сильно отличается от сверстника, воспитывавшегося с рождения в хорошем детском учреждении. Дети, длительное время находившиеся в учреждении, отличаются по развитию от «домашних» сверстников и могут психологически не соответствовать своему биологическому возрасту из-за чего кажутся младше своих ровесников.

Многие дети из-за плохого питания матери во время беременности, неблагополучного образа жизни, осложненных родов, часто рождаются недоношенными и чаще болеют, что выражается в гипотрофии и отставании в росте. Они и внешне кажутся младше детей, попавших в учреждение после некоторого времени жизни в семье. Плохое и неполноценное питание ведёт к задержкам роста и дефициту массы, рахиту и у более старших детей, изъятых из семьи. Отставание старших детей легко можно заметить по зубам, которые у них либо полупрозрачные, с горизонтальными рельефными полосами чуть выше режущей кромки, либо мелкие и повреждённые.

Впрочем, довольно часто на выбор ребенка влияет не история развития и состояние здоровья, а его внешность. Вот как описывает свои чувства и сделанный выбор одна из усыновительниц.

«Выдали нам направление на выбор ребенка, и мы понеслись в один из домов ребенка. Знали бы вы, какой это стыд и мука выбирать, рассматривать и умирать от неловкости перед этими малышами от того, что ты их не возьмешь!!! Мы пробыли там долго, я много возилась с теми, с кем можно было, они славные, маленькие, но ни про одного я не почувствовала, что это мой сынок. Муж вообще чуть не плакал, сжимал челюсти, так желваки ходили. Ужасно тяжело и стыдно-стыдно-стыдно! Такими свиньями себя ощущали.

На следующий день безо всякого звонка и предварительных договоренностей мы уже стояли перед дверьми другого дома ребенка. Нас приняли и, выслушав, что нам нужен мальчик до восьми месяцев, заявили сразу — есть для вас как раз один! И назвали такую говорящую фамилию, что стало ясно, что этого малыша нужно вытаскивать отсюда, и быстро менять для него все. Пока нас вели по коридору в его группу, мы уже решили, что повторения вчерашних выбираний не будет — мы возьмем этого ребенка, каким бы он ни был. Честно скажу, я очень боялась, что опять ничего не почувствую. Но так же твердо знала, что больше отказаться не смогу. Муж еще накануне сказал, что надеется на мою интуицию и выбирать в таких делах вообще не способен! Нас попросили подождать, так как у малышей заканчивался завтрак. Те, кто уже поел, подбежали на ходунках к дверям и приветливо выглядывали к нам. Они были на редкость хорошенькие, очень живые, но ни на одном не было написано — Он. Повторялось вчерашнее, с той только разницей, что я знала — сегодня я не откажусь. Так мы сидели перед ними на корточках и мысленно спрашивали малышей, кто они. И тут нянька докормила последнего и нам сказали — вот этот! Он ревел, сердился, пытался вернуть бутылочку, но у нас у обоих просто от сердца отлегло — заплаканный, сердитый, но Наш. Это необъяснимо, но есть такое Чувство! Потом нас уже мало волновали данные, зачитываемые из его карточки (хотя в период новорожденности малыш перенес очень серьезную операцию) — мы думали, как бы его побыстрей забрать домой».

Кто-то берёт ребенка, увидев фотографию в газете или в интернете, просмотрев сюжет о приюте по телевизору, или услышав от знакомого врача о сироте, поступившем на лечение в больницу.

Как видите, путей выбора ребенка много, и по какому пойдете вы, зависит от многих, иногда случайных, обстоятельств.

Решившись на этот шаг, тщательно взвесьте свои возможности (физические и материальные). Если вы хотите взять ребенка до года, определите, сможете ли вы уйти с работы и заняться воспитанием ребенка дома хотя бы до трех лет. Стоит поинтересоваться ценами на одежду для малышей и другие необходимые ему принадлежности.

Если вы планируете взять ребенка постарше, продумайте, кто будет водить его в детский сад и забирать, кто будет провожать и встречать его из школы.

Также стоит подумать над тем, какие черты характера ребенка устроят вас (и наоборот, будут раздражать): неповоротливость, медлительность или, напротив, непоседливость, болтливость. Лучше всего, если он не будет вашей противоположностью, поскольку сверхактивных детей с трудом выдерживают длительное время люди со спокойным характером, а спокойные дети раздражают импульсивных взрослых своей неторопливостью.

Для того чтобы понять, правильно ли вы определились с выбором, лучше всего посмотреть, как ведут себя дети выбранного вами возраста и пола, на примере знакомых вам детей (родственников, соседских детей). Если же у вас нет родственников с детьми, или вы лишены возможности общения с детьми, мы очень советуем вам найти время и понаблюдать за детьми соседей, пообщаться с детьми в учреждении: это поможет вам лучше оценить свое решение.

Источник: Дети-ждут.рф

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *